fortovsky (fortovsky) wrote,
fortovsky
fortovsky

Инкироз

  Прошло всего-то шесть лет. Интересная осень была в 2008-м. Тогда вспоминали 1998-й. Октябрь. Чёрный вторник. Пусть макроэкономические причины и другие, но сегодня в среднестатистическом организме, за которым закреплена условная потребительская корзина, переживается это одинаково. Цифры курса валют, как падающие осенние листья. А банк ВЕФК помните? Схлопнулся. Вкладчики штурмовали офисы. Вроде бы им даже что-то выплатили. И бизнеса стремного на нем было завязано немало, взаиморасчеты шли туго. Самоубийства на почве банкротства. С работкой напряжно. Гастарбайтеры попёрлись дачные халупки вскрывать с голодухи в Подмосковье и Ленобласти. На том фоне у меня появилась немаленькая история , отрывками из которой я Вам тут чуть-чуть понагнетаю)))


  Черт дернул старого пня ехать в этот Питерстан. Ведь на родине, Ўзбекистонда, жилось нехуже других. Катта уй, большой дом. Жена – радость, а не женщина. Икки, две дочки-красавицы и сын толковым парнем растет. Бизнес - какой-никакой, а свой. Прожить можно - все как у людей. Руки растут правильно, навыки разные имеются – вот тебе и приработок халтурный. Йўқ! Нет, на приключения потянула кўчманчилар қон, кочевая кровь. Ўзбек - он и в Африке узбек.
  Почти тўрт, четыре года жилось как хотел, и тут как наказание – кризис этот. Вот еще сўз, слово придумали! Без него веселей было, а как стали на каждом шагу говорить, так просто проклятие какое-то. Ладно, слово, но произносят его с такой тоской, будто помер кимдир, кто-то и уже самому жить не хочется. Это, наверное, чтобы денег работягам не платить - такое пугало придумали. Даже смысла его никому не объясняют. У кого-то и вся жизнь нон ва сув, хлеб да вода, а другому - и беда в прибыль. Страха людям нагнали, чтобы пояса затянули, а сами поди жируют. Все как было, так и осталось: транспорт ходит, дома строятся, магазины товаром набиты, очереди в «пятерочках» меньше не стали. Почти все хорошо одеты, и совсем не похоже, что последнее донашивают, голодной синевы на лицах и кругов под глазами не видно. Они там, наверху, бир бирини, друг другу чего-то нереального и сказочного наобещали, рассчитаться не смогли – вот кризис и объявили, подглядывают из телевизора вниз как в микроскоп. Передышка у них в делах, похоже, а простому человеку - расхлебывай. Свои проблемы за счет народа и решают. Инқироз. Кризис. И по-русски хочется добавить еще чуть, что вслух при женщинах и детях не говорят.

[***]
***

  Я тебе добавлю, так добавлю, что мало не покажется. Умник выискался. Ну, перегрели чуть. Подумаешь. Надо иногда пар выпускать, чтобы головы остыли. За собой никакой пе-чали не чувствую – сами виноваты. Следить нужно: кому бумажки зеленые вагонами раз-даете. Станок – он железный, и ломается. Смотрю на это все – и волосы дыбом. Поселишь народец какой в хорошем месте - не в Палестине, и пахать в поте лица не заставляешь: берите и пользуйтесь, ближних не обижайте, делитесь, не жадничайте, добром не вами сотворённым не сорите. Так даже учёт элементарный вести не могут, у каждого сморчка в телефоне калькулятор – и ни малейшего понятия: где, чего и сколько? Цены ничему не знают! А некоторые этим и пользуются. Гребут всё под себя, и ладно бы сидели тихо, так нет – скучно. Извечное стремление, начиная от простейшего в одну клетку с ресничками, возвыситься над биомассой. На костюм хороший наворовал – надо выйти сказать что-нибудь умное. Это порождает брожение, появляются пузырьки на поверхности и вырабатывается градус. Зависть. Мы тоже так умеем, но борзости не хватает заявить. Остаётся одно – заливать. Ту самую брагу. Вцелом становится неспокойно и опасно. Тревожно. Вот, подумываю вернуть сюда этого солдата, что уже был на этих просторах пастухом, умеет сбить волну, а парный разряд – это не для него. Организовать стабильность – его профессия. Всё ж растащат, развалят и на меня еще вину свалят, для них такие годы – время славы и успеха, умеют беду обратить в свою пользу.
  За морями ситуация еще хуже, от них, в принципе, все и началось, первую волну нагнали. Мозги собирают со всего известного заселенного пространства, а пользоваться не умеют. Или, наоборот, от большого ума бесятся? Поучать берутся: давайте вразумим тех, и вытащим из бездны незнания правильной жизни этих. Наука эта стоит дорого, а люди в ней существенно уценены, обычно оптом и со скидкой. Должны себе же - сколько за короткий век не заработать целому поколению, а это уже проблема для всех. Они еще плохо знают, сколько у меня имен: бываю Спадом, Застоем, Стагнацией, а могу стать – Катастрофой. Так вот, то, что сейчас имеете – это баловство, а не кризис. И я не пугаю, а по-вашему, по-человечески предупреждаю.
  Как дети малые, понадували мыльных пузырей с цветным переливом – и радуются, в отражении рожицы корчат, будто не знают, что скоро только брызги разлетятся, и многих заляпает… кровью, и мозги по мостовой. Мне все одно - и радость эта и горе ваше. Скучно, когда вообще ничего не происходит: уныло копошатся, хмурые ходят с момента первого понимания, куда их забросило и до могилы – бывали и такие века. Но последнее время так раскочегарили, что сами не успевают уяснить: в какую сторону несет и чем тормозить? А нам развлечение и потеха: делаем ставки, господа, скачки же азартные, страсть и раскалённая атмосфера. Пахнет жареным. Романтика! Всё или ничто! Дуэль с жизнью. Как можно ставить на то, после чего наступает пустота? Где красное и черное отсутствуют. Когда чувство цены потеряно, то и бытие в кредит. Показали тут недавно последнюю записку одного такого трагического игрока-графомана, всем был должен и выход нашел только в окно:


Полопались вдруг пузыри,
Доуджонсы и лайтсмиты,
Недвижимость, акры земли,
Котировки, свопы и кредиты.

Не уловил никто тот миг,
Спал разум отключенный,
Когда вершины той достиг,
Оргазм пресыщения томный.

По кругу всё заведено у нас,
То в гору, вершина и спад,
Что мочи - давили на газ,
Сегодня все в мокром лежат.

Отдышимся, молча… и жрать,
Такой уж нам видно удел,
Мир ложкой алчно хлебать,
Бездумно творить беспредел.

С асфальта еле соскребли. Одни желтенькие потешают, платят себе меньше, чем могут позволить. Упираются умнички, стараются и терпят. Закрылись в своем цеху и вкалывают, штампуют, собирают. И чтобы не говорили, очень даже качественно, просто процент брака с тех объёмов набегает приличный. Успехами не бахвалятся, дешевая известность не интересует, их цель – весь мир, прочно и надолго, а в этом торопиться не стоит. И соседей имеют себе, что на жизнь не жалуются – собрались, и в дорогу, заработать всегда есть где. А этот разнылся тут. Устал? Съезди домой, отдохни. Мешаю ему видете ли. Как он сказал? Инкироз? Ну-ну.
kidalka_uz
Tags: Кидалка. UZ, Россия, гастарбайтеры, интернет-роман, кризис, мигранты, узбеки, узбекский язык
Subscribe
promo fortovsky march 4, 21:24 7
Buy for 10 tokens
Как оказалось, сюда не запиливал... Вчера, кстати, был День писателя, поэтому всех поэтов и литераторов, в первую очередь непризнанных, с прошедшим) Хотел быть космонавтом На Маргс свегшить полет, Потом стать офицергом Мечтал которгый год. Семью не выбиргают, А свергху нам дана, Папашка все на…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments